228. Доклад 1

А святой старец авва Павел (упоминался выше) подвизался в уединении «около пятидесяти лет», довольствуясь лишь «дарами Церкви» и храня «совершенное безмолвие» [с. 56]. Чрезвычайным подвигом было житие без одежды. Так, отшельник авва Георгий без одежды тридцать пять лет скитался по пустыням (III). Нагим ходил авва Софроний воск (воск – значит пасущийся на лугах, в рощах, ибо питался только травами, кореньями) [с. 189]. Старец Юлиан, подвизавшийся в небольшой пещере около семидесяти лет, «не имел ничего в этом мире, кроме власяницы (грубая шерстяная одежда. – К. С.), хитона (нижняя одежда – рубашка. – К. С.), креста и деревянного ковша» [с. 68]. Для одного отшельника Синайской горы в течение пятидесяти лет единственным покровом были собственные длинные волосы. Подобное рассказывается также о святых Онуфрии и Софронии [с. 112]... И удивительно для разума «естественного» (не облагодатствованного) жили эти святые люди до ста и более лет! Различными примерами подвигов святых «Луг духовный» призывает к многообразию служений... Один старец, совершая молитву и падая для делания поклонов на плиту, продолбил ее на несколько пальцев в тех местах, где касался руками и коленами. «Сколько же он положил поклонов?!» – восторгается блаженный Иоанн Мосх [с. 220]. Другой брат, подвизавшийся близ реки Иордан, «никогда при исполнении своего правила не обращал своих мыслей к земному» [с. 120]. Авва Стефан из лавры Илиотской (во славу пророка Илии на берегах Иордана) по настойчивой просьбе пришедших к нему свидетельствовал о себе: «Днем и ночью я ни на что более не взираю, кроме Господа нашего Иисуса Христа, пригвожденного к древу крестному», но когда он заболел и очень ослаб, то, по требованию врачей, стал есть даже мясное. Это смутило и огорчило его родного брата, благочестивого, но жившего в миру. Господь рассеял его смущение: в особом видении ему явился Незнакомец и открыл, что святой авва так поступает по необходимости и послушанию. «Хочешь ли видеть, какой славы достоин брат твой? – спросил Незнакомец. – Обратись назад и смотри». – Обратившись, он увидел брата пригвожденным ко кресту, подобно Спасителю. – «Вот какой славы сподобился брат твой! Воздай же славу Тому, Кто прославляет истинно любящих Его!» [с. 79, 80]. А о преподобном Евфимии Великом читаем: «Никогда не видали... чтобы старец когда ел, кроме субботы и воскресенья... Никто не видал, чтобы он ложился и спал на боку; обыкновенно он сидел и недолго дремал, или несколько засыпал стоя, ухватившись обеими руками за веревку, привязанную к стене в одном углу; как скоро веревка выпадала из рук, он просыпался. Таким образом всю почти ночь он проводил в бдении и молитве, сопровождая ее сердечными воздыханиями и коленопреклонениями» [с. 28]. Представлены в «Луге духовном» и поучительные примеры особого служения Богу и людям. В главе 185-й «Луга духовного» рассказывается о том, как «дивная мудростью» жена обратила к вере мужа-язычника. Суть этого рассказа можно свести к следующему. Муж- язычник предложил жене-христианке отдать имеющиеся у них деньги в рост. Жена посоветовала отдать их христианскому Богу – нищим, «потому что все они – Его». Муж так и поступил. Но вскоре супруги оказались в большой нужде и язычник стал роптать. Тогда жена послала его туда, где он отдал деньги, – на церковную паперть. Здесь, на полу, он нашел монету, на которую купил «хлеба, вина и одну рыбку». В рыбе был найден изумительной красоты камень. За этот камень «серебряных дел мастер» уплатил ему в шесть раз больше, чем было роздано нищим. Пораженный чудом, язычник принял Святое Крещение «и прославил Бога и Спасителя нашего Христа со Отцем и Святым Духом. Горячо благодарил также свою благоразумную жену, чрез которую ему даровано было познать истинного Бога» [с. 221—224].