227. Доклад 1

Воздержание нередко проявлялось в предельном ограничении в пище. Старец Конон раз в неделю «вкушал хлеб с водой» [с. 29]. Авва Авксанон вкушал только одну просфору в четыре дня, а иногда в неделю [с. 56]. Иной старец подвизался в пещере пятьдесят пять лет и ел «только отруби» [с. 23]. А старец Феодул, «постясь все дни, никогда не спал на боку» [с. 29]. К последнему надо добавить, что некоторые из подвижников никогда не ложились спать и подкрепляли себя дремотой только сидя. Сон они отгоняли или стоянием на молитве, или трудами. Соединялось воздержание с физическим трудом, а труд, в свою очередь, сопровождался милосердием, милостыней. Авва Стратигий возвышался постом, бдением и трудолюбием [с. 124]. Отшельник Марк постился, трудился и все добытое трудами рук своих раздавал бедным, «кто во имя Божие» приходил к нему [с. 19]. Один старец из лавры «Хузива» (в Палестине), если видел, что кто-либо из соседей по бедности не может засеять своего поля, выходил ночью и своими семенами тайно засевал ему [с. 29]. Другой старец раздавал все нуждающимся, «устремив все заботы на грядущие блага вечной жизни» [с. 218, 219]. А о Патриархе Атиохийском Григории сказано, что он отличался милостыней, непамятозлобием и даром слез. «У него было великое сострадание к грешникам» [с. 167]... Творилась милостыня, как правило, тайно [с. 77—79] (См. также: с. 101, 200, 234...). О других подвижниках свидетельствуется, что они преуспевали в иных трех «отношениях» – «не смеяться, не клясться, не говорить неправды» [с. 204]. «Нам, – свидетельствует блаженный Иоанн Мосх, – говорили о святителе Иоанне Константинопольском, справедливо получившем прозвание Златоустого за изящество и блеск его учительского красноречия: после Крещения он никогда не произносил клятвы и не побуждал никого к клятве, никогда не сказал лжи, избегал шуток и не позволял другим шутить в своем присутствии» [с. 232]. Неотъемлемым свойством праведника служит смирение, поставляемое в «Луге духовном» весьма высоко. «Смиренный, – читаем здесь, – превосходит самого царя славою, потому что царя славят только в лицо, а смиренного и в глаза и за глазами все хвалят и ублажают» [с. 260]. Смирение способно победить всякую вражду и зло. Ярким примером служит рассказ о двух епископах, отношения между которыми расстроились. Один из них был гордый, другой – смиренный. Первый не упускал случая повредить другому. Смиренный же искал путь к миру и уверенно повторял своему клиру: «Мы победим его благодатью Христа». И вот однажды, когда гордец шел совершать торжественное служение во славу святых мучеников, смиренный вместе со своим клиром встретил его и пал к ногам со словами: «Прости нас, владыко! Мы – рабы твои...» Шедший был поражен этим поступком и, «по действию благодати Божией», сам обнял ноги собрата, говоря: «Ты – мой владыка и отец!» В «Луге духовном» добавляется: «С того времени установилась между ними великая любовь. И сказал смиренный епископ своему клиру: «Не говорил ли я вам, что мы победим благодатью Христа? И вы поступайте так же, когда возымеете что-либо друг против друга, и всегда победите» [с. 259, 260]. О преподобном Косме схоластике (то есть образованном, красноречивом) говорится, что он, прежде всего, «отличался смиренномудрием». А за сим следовали: сострадательность, воздержание, целомудрие, страннолюбие и любовь к бедным [с. 203]. Об иноке же Льве, «великом пред Богом», блаженный Иоанн Мосх свидетельствует: «Мы получили от него великую пользу – особенно от его смирения...» [с. 137]. Высоко ставили и ценили святые иноки безмолвие, ибо оно служило явным показателем отказа от всего чувственного, земного. Безмолвие бывало внешнее, когда подвижник отделялся от всех и жил один, и бывало безмолвие внутреннее – пребывание в духе с Единым Богом. Обычно обе формы безмолвия совмещались... Авва Феодосий провел в уединении тридцать пять лет, за что получил прозвище Молчальник [с. 81].