4. Доклад 1

Покаянная практика была принесена на Русь как сложившаяся традиция Вселенского Православия, основанная на личном опыте подвижников веры. На русской почве укоренение этой традиции имеет ряд этносоциальных особенностей. Начало ей положили монахи Киево-Печерского монастыря, взявшие за основу палестинское понимание святости[1]. Постепенно, по мере приобщения к ценностям Православия, с развитием института старчества-духовничества, появлением покаянной дисциплины центры покаянной практики переместились в приходы, то есть получили широкое распространение в мирской среде[2]. Аскетизм, выражавшийся в умеренности во всем, совпадавший с хозяйственно-культурным типом поведения русских жителей, стал нормой жизни православного населения. То же можно сказать о христианской ненасилии. В национальном характере укоренялось смирение перед Промыслом Божьим. "Вариативность и многообразие покаянной практики, широкое бытование ее вне храма и вне таинства, свидетельствовали о глубокой укорененности фундаментальных ценностей Православия в сознании и жизненных установках православного крестьянства о неразрывной связи Православия с основами этнического сознания[3]". Покаяние сопутствует русскому православному человеку от рождения до смерти, порой в виде представления об идеале.


[1] Сидоров А.И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества. – М., 1998.

[2] Алексеева Н.В. Покаяние в православной традиции русских крестьян XVIII– XIXвв. (по материалам Европейского Севера России). Дис. канд. ист. наук. Вологда, 1998.

[3] Там же. – С. 198.