158. Доклад 1

Рассуждая об «умной молитве», святой Григорий наставляет и в том, как нужно совершать ее правильно. «Мысленно или душевно, – учит он, – восклицай непрерывно: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя"". Молитва Иисусова читалась разными отцами по-разному. Одни из них произносили так: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Другие читали лишь вторую ее половину: «Сыне Божий, помилуй мя». Святой Григорий принимает оба обычая, однако не рекомендует часто «переменять призывание имени». «Многократно прочитывая половину [молитвы], ты не должен часто по лености переменять ее [на первую]. И растения, пересаживаемые часто, не укореняются». Без необходимости не должно даже дышать. «Память об Иисусе» подобает соединять с дыханием. «Сдерживай дыхание «легких», – призывает святой отец, – чтобы не дышать без необходимости, так как слышание вылетающих из сердца вздохов омрачает ум, рассеивает мысли и, изгоняя ум из сердца, предает его плену забвения или незаметно настраивает его на заботливость о другом». Творить Иисусову молитвы можно и мысленно, и устно, ибо из-за слабости иногда устает ум, а иногда уста. «По этой причине надлежит молиться двояко: и устами и умом». Если молитва читается устно, то необходимо помнить, что она должна читаться тихо, невозмутимо, чтобы голос не приводил чувства в смятение и не помешал уму сохранять сосредоточенность. «Пока ум, навыкая в [этом] деле, не получит силы Духа и не усовершится, до тех пор не научится безраздельно и твердо молиться. Тогда же [то есть в силе Духа] не будет необходимости произносить [молитву] устно, да и невозможно, потому что достаточно сил к выполнению [молитвенного] упражнения одним здоровым умом». Собрав ум в сердце, надо наклонить голову, «как бы от утомления»; можно сесть на скамью, а при изнеможении и на «постилку». «Трудясь же [в молитве] и часто чувствую боль в голове и плечах, переноси ее, ища Господа в сердце с напряжением и ревностью». Хотя святой Григорий убеждает «постоянно хранить непрерывную молитву», но одновременно и указует, «как легче пройти промежуток ночного времени» и новоначальным, и средним, и совершенным. Соответственно состоянию подвижников все ночное время он подразделяет на «три порядка». Первый «порядок» [устав] требует половину [любую] ночи спать, а половину бодрствовать. Второй – один-два часа бодрствовать, затем четыре спать, встать к утрени, молиться часов шесть до утра. Дальше должно «соблюдать порядок занятий по часам», то есть первый час молиться, второй – читать, третий – петь; четвертый – молиться, пятый – читать, шестой – петь; седьмой – молиться, восьмой – читать, девятый – петь; и только за десятым – подкрепиться пищей, а за одиннадцатым – отдохнуть, «если сказывается нужда»; в двенадцатый же час «петь вечерню». Последний, третий «порядок» заключается во всенощном стоянии [на молитве] и в бодрствовании».