86. Доклад 1

И если в этих воспоминаниях отец Венедикт выглядит еще неподнаторевшим простодушным послушником, то в книге «Преподобные старцы Оптиной Пустыни» предстает перед нами уже старцем, — годы становления, ученичества, перенятия духа окончены. Теперь уже он наследник этого духа и сам имеет учеников. «В 1913 году, по настоянию отца Венедикта, настоятеля Боровского монастыря и благочинного всех монастырей Калужской епархии, оптинская братия собралась, чтобы избрать старца... (отец Нектарий, по смирению своему, на соборе братии не присутствовал). Когда его избрали, послали за ним отца Аверкия. Тот приходит и говорит: —Батюшка, вас просят на собрание. А отец Нектарий отказывается: —Они там и без меня выберут кого надо. —Отец архимандрит послал меня за вами и просит прийти! — говорит отец Аверкий. Тогда батюшка сразу же одел рясу и как был — одна нога в туфле, другая в валенке — пошел на собрание. —Батюшка, вас избрали духовником нашей обители и старцем, — встречают его. —Нет, отцы и братие! Я скудоумен и такой тяготы понести не могу, — отказывался батюшка, но отец архимандрит сказал ему: —Отец Нектарий, прими послушание. И тогда батюшка согласился. Отец Венедикт поддержал этот выбор, но, когда преподобный Нектарий стал уже старцем и поселился в хибарке старца Амвросия, решил испытать его. Приехав в монастырь, он послал сказать ему, что требует его к себе. А преподобный Нектарий не идет: «Я столько лет в скиту живу и никуда не выхожу и идти не способен». Тогда отец Венедикт посылает вторично и велит сказать, что благочинный монастырей требует его к себе. Тут батюшка сразу пришел в монастырь и поклонился отцу Венедикту в ноги, а тот смеется и говорит: «Я благочинный и в ноги тебе кланяться не стану, а до земли поклонюсь». Потом они стали дружески беседовать». А вот какое краткое упоминание находим об отце Венедикте и старце Иосифе из уст старца Варсонофия (Плиханкова): «Я относился к нему (отцу Иосифу) как к своему начальнику, на все безусловно я брал от него благословение, например выйти из Скита и прочее. Я только перестал открывать ему помыслы, а стал открывать их отцу Венедикту, и то решился на это не иначе, как с благословения отца Иосифа. Я веровал, что через него, как через поставленного на сие место, действует благодать». * * * Об отце Варсонофии батюшка как-то кратко заметил, что его они считали очень ученым, и в словах его сквозило такое чувство смиренного уважения и предпочтения человека простого, необразованного по отношению к человеку не только духовному, но и многосторонне образованному, словно он был из какой-то совсем иной сферы. В 1891 году скончался духовный руководитель отца Венедикта — преподобный Амвросий, а вслед за ним его сподвижник, ученик и преемник отец Анатолий (Зерцалов). Вот что написано в книге протоиерея Сергия Четверикова «Оптина пустынь»: «Впрочем, не прекратилась та линия старчества, во главе которой стоял отец скитоначальник Анатолий. Его преемником по должности скитоначальника стал отец Венедикт. Отец Венедикт был воспитанником Смоленской духовной семинарии и некоторое время был мирским священником в своей Смоленской епархии. Он отличался благоговейной жизнью, а, овдовев, по совету отца Амвросия поступил в Оптину пустынь, где исполнял обязанности письмоводителя при старце. Под руководством отца Амвросия и отца Анатолия он сам приобрел духовную опытность и стал полезным руководителем для своих духовных детей. Еще при жизни старца Амвросия он исполнял обязанности духовника шамординских сестер и остался им впоследствии. Окончил он свою жизнь в сане архимандрита настоятелем Боровского Пафнутьева монастыря»1. А отец Венедикт нашел себе достойного преемника в лице схиархимандрита Амвросия (Иванова).