161. Доклад 1

Святой Григорий Синаит не только учит о препятствиях в «умном делании», но, главное, и указывает способы борьбы с препятствиями, средства духовного врачевания. Как начало помыслов лежит в ослаблении «первобытной памяти» о Боге и даже потере ее, так и начало борьбы с ними лежит в возвращении «исконней» простоты, в целении памяти. Излечивается память «непрерывным и укрепленным молитвой воспоминанием о Боге, которая, сорастворившись с духом, от предметов естественных направляется к сверхъестественным». В случае «изнеможения ума», утомления в богомыслии святой Григорий советует петь псалмы. «Когда ум обеспокоивается от непрерывного мысленного вопля… тогда ему следует предоставлять незначительный отдых, высвобождением его из стеснения безмолвием на простор псалмопения». Но стояние на псалмопении не должно быть продолжительным («непродолжительная молитва есть стояние на псалмопении»), ибо уму подобает «весь день» пребывать в умной молитве. Если даже охватит уныние, читать надо «два или три псалма и умилительные тропари без пения, потому что таковые, как говорит Лествичник, не поют». Для возбуждения большего усердия псалмы должно переменять ежедневно, «чтобы ум не терял удовольствия от сего однообразного пения». Но святой Григорий отмечает, что в святоотеческом учении нет единого взгляда на порядок и продолжительность псалмопения. Одни говорят, что надо петь много псалмов, другие – мало, а третьи – «совсем не следует петь». Что же рекомендует святой Григорий? «Ты же, – говорит он, – во избежание смятения ни часто не пой, ни совсем не оставляй пения по причине последующего расслабления и беспечности, а подражай поющим немного, потому что мера во всем – самое наилучшее». Много петь уместно тем, кто проходит «деятельную жизнь» и не ведает созерцания. Но сие не свойственно безмолвникам, «которые имеют достаточно сил быть в одном Боге и, молясь Ему сердечно, удерживаться от помыслов». В изложенном нетрудно видеть, что святой Григорий, исходя из неодинакового духовного состояния подвижников, определяет и разную меру псалмопения. Не знающим созерцательной жизни необходимо продолжительное псалмопение; другим, в некоторой степени познавшим ее, уместно небольшое умственное отдохновение в пении псалмов; третьим же, совершенным безмолвникам, свойственно полное оставление псалмопения. Имеющим «деятельный разум» и борющимся с приражением помыслов святой Григорий рекомендует читать святоотеческие творения преимущественно аскетического характера. «Будучи деятельным, – пишет он, – прочитывай деятельные писания... Всегда читай о безмолвии и молитве у Лествичника, у святого Иоанна, у святого Максима, у Нового Богослова, у ученика его Стифата, у Исихия, у Филофея Синайского и у тех, которые [писали] о том же». Читать надо с благоговением, спокойно, внятно, рассудительно – духовно, без тщеславия или «звукового удовольствия». И опять святой Григорий, как и в псалмопении, призывает к мере в чтении: «Да не будет твое чтение ненасытным, потому что мера – самое лучшее во всем». В борьбе со страстями преподобный Григорий придает большое значение послушанию. Эта добродетель уничтожает страсти: преслушание, противоречие, самоугождение, самооправдание и гибельное самомнение. Побеждая эти страсти, послушание возводит «малой лествицей» – кратчайшим путем в небесные Царские Чертоги. «Кто первое (преслушание. – К. С.) побеждает послушанием, тот и остальное отсекает одним ударом и быстро возвышается к небесам». Все море страстей можно переплыть безусловно нестяжательностью и воздержанием, которые святой Григорий именует легким и быстроходным кораблем.