233. Доклад 1

«Расколы и ереси ни к чему другому не ведут во Святой Церкви, как только к ослаблению любви к Богу и ближнему». Старец Палладий [с. 90] «Не удаляйся и не думай удаляться от Святой Церкви. В ней, по благодати Господа нашего Иисуса Христа, нет ничего худого». Авва Симеон [с. 117] «Луг духовный» составлялся в те годы, когда ризу Святой Церкви Христовой еще продолжали раздирать ереси несторианская и монофизитская, невзирая на то, что первая из них была осуждена на III Вселенском Соборе (431 г.), а вторая – на IV (451 г.). Этим и объясняется боль святых подвижников и самого автора «Луга духовного» от тех стрел, которые продолжали вонзать еретики в Тело Святой Церкви. Примечательно, что в «Луге духовном» опускается анализ воззрений еретиков, а концентрируется внимание на самом существенном, убедительном, неоспоримом – на явлениях милости Божией православным и на осуждении Божием еретиков, и даже наказаниях Божиих нераскаянных, упорствующих отступников. Примеров одного и другого в «Луге духовном» немало. Разумеется, что в настоящем обобщении можно привести лишь некоторые, да и те в сокращении. Так, пламенный ревнитель православной веры блаженнейший Патриарх Антиохийский Ефрем, услышав о том, что возле города Иераполя подвизается столпник, принадлежащий к монофизитской ереси – Севера Антиохийского и акефалов, – отправился к нему, чтобы вразумить. Но столпник потребовал чрезвычайного доказательства в том, что Святая Церковь правильно исповедует веру. «Разведем огонь, – заявил он, – и войдем вместе в пламя. Кто выйдет невредимым, тот и будет православным, и мы должны будем последовать ему». Святой Патриарх, с полным упованием на милосердие Божие, согласился. Когда же столпник испугался пламени, святитель, вознеся Богу усердную молитву указать истину, бросил в середину огня свой омофор. Пламя пылало, а омофор остался совершенно невредимым. При виде этого явного чуда столпник уверился в истине, «умилился, проклял Севера и ересь его и присоединился к Святой Церкви» [с. 47, 48]. Авве Кириаку было видение: предстала Божия Матерь со святыми Иоанном Крестителем и Иоанном Богословом. На просьбу аввы войти в келью Владычица сурово ответила: «У тебя в келье Мой враг. Как же ты желаешь, чтобы Я вошла?» Оказалось, что в келье случайно находились «два слова нечестивого Нестория». Святой Кириак немедленно вынес их. «Слова» сожгли [с. 61, 62]. Космиану, жену патриция, принадлежавшую «к секте Севера акефала», Пресвятая Богородица не допустила поклониться Гробу Господню, сказав: «Ты не принадлежишь к нам, не наша, поэтому и не входи сюда». Поняв, что доступ к святыне возбраняет уклонение в ересь, Космиана обратилась к Святой Апостольской Церкви, после чего смогла беспрепятственно подойти к Животворящему Источнику [с. 63, 64]. Так же и палестинский военачальник силой Божией не допускался ко Гробу Господню, пока не ушел из «секты Севера» и не присоединился к Святой Церкви [с. 65, 66]. Весьма поучительно и предостерегающе звучит рассказ преподобного Феодула об иноке, державшемся ереси Севера Антиохийского. Однажды преподобный был приглашен нести послушание в гостинице. Здесь он встретил путешествующего инока, отличавшегося нестяжательностью, беспрестанной молитвой и безмолвием.