83. Доклад 1

В 1902 году Василию Иванову исполнилось двадцать лет и он должен был вернуться в родное село к призыву в солдаты. В формулярном списке за 1903 год об этом событии сохранилась следующая запись карандашом: «31232 Василий Иванов, родился 2 января 1882 года. 20 [лет]. Клиросное [послушание]. 1903 сентября 14 выбыл на родину к воинской повинности». Но в следующем, 1904 году мы мы вновь (за номером 26232) встречаем его имя: »...Василий Иванов двадцать один клиросное». Его, как единственного сына у матери, не взяли в солдаты, и он прожил в Оптиной пустыни, неся клиросное послушание, до 4 февраля 1905 года. По просьбе настоятеля Боровского Пафну-тьевского монастыря отца архимандрита Венедикта и по благословению архиепископа Калужского Вениамина после семи лет послушания в Оптиной пустыни его перевели в Боровский преподобного Пафнутия монастырь. В своей автобиографии батюшка пишет: «Всего я прожил в Оптиной пустыни с 1897 по 1904 год. И по просьбе отца архимандрита Венедикта — начальника монастыря преподобного Пафнутия Боровского чудотворца и по благословению епископа Вениамина Калужского и Боровского я переехал в Боровский монастырь и занял там послушание регента. Отец архимандрит Венедикт тоже из Оптиной пустыни. Там он был секретарем старца отца Амвросия... он жил в Оптине несколько лет и был секретарем и помощником старца Оптиной Пустыни — Амвросия.., а в Боровском умер настоятель храма... тогда послали отца Венедикта в Боровский монастырь. Я его хорошо знал, и он меня, а потому он меня просил в Боровский монастырь». Еще находясь в Оптиной, отец Венедикт обратил внимание на даровитого послушника и совсем не случайно попросил Калужского владыку о переводе отца Амвросия (тогда еще послушника Василия) регентом в Пафнутьев монастырь, когда сам сделался там настоятелем. Он же и совершал постриг отца Амвросия и выбрал ему такое имя по большой своей любви и духовной связи со своим первым учителем и советчиком — преподобным Амвросием Оптинским, прозревая духом в будущем монахе достойного продолжателя этого имени и дела старчества. «Когда я жил в Оптиной пустыни, кроме своего послушания (пения), я жил при старцах, по соседству: первый старец — отец Иоанникий, он прожил в Оптиной пустыни много лет, поступил еще при архимандрите Моисее; второй — старец отец Варлаам — бывший эконом монастырского хозяйства; третий — старец отец Серапион — из помещиков Курской губернии, бывший товарищ по учению архиепископа Антония Храповицкого...