82. Доклад 1

Чтобы дополнить представление, необходимо здесь добавить, что отец Амвросий сам сообщает о порядке ведения церковной службы. «Еще я, недостойный во иноцех архимандрит Амвросий, священным долгом считаю написать, как исполняется служба церковная в воскресные дни и в будни. Под Воскресение в шесть часов вечера — всеночное бдение, и раньше на час звонят на малое повечерие. В будни в заутрени читают три кафизмы, одна кафизма — в начале всенощной, а две еще после шестопсалмия. А в будни читается полунощница: молитвы утренние, а потом полунощница. К утрени звонят полвторого ночи, это когда полиелейная служба. А без полиелея — в два часа ночи. Это я хорошо знаю, так как я сам будил монахов к утрени...»1. Одна из чад отца Амвросия, мать Елена, вспоминает, что на вопрос, было ли какое искушение в монастыре, старец ответил, что было сильное искушение: «пять лет спать хотел, а потом привык». «Конец утрени — в пять часов утра, а в шесть часов звонят к ранней обедне, а в девять часов звонят к поздней Литургии. Конец Литургии в одинадцать часов дня, а половина двенадцатого звон на обед в трапезу, а в два (кто в три) часа чай, в пять часов звон к вечерне, в семь часов ужин, а после него вечернее правило с поклонами и помянник за всех православных. После правила идут в скит к старцу под благословение, а кто и поговорить и за советом. Старец дает совет, благословение и поставление. Главные советы старца: смирение, терпение и послушание... В скиту был начальник — старец отец Иосиф, келейник отец Анатолий, второй келейник — отец Нектарий, третий келейник — отец Варсонофий. На пасеке был отец Иоиль1, регент отец Аркадий, иеромонах Пиор — мастер ложки расписывать, иеромонах Даниил2 — художник и учил послушников иконы писать». С кем бы ни был близко связан отец Амвросий — все являлись наследниками духа преподобного Амвросия. Во-первых, отец Иосиф (Литовкин), во-вторых, отец Венедикт (Дьяконов), рядом с которыми прошел не один год батюшкиной жизни. И это не говоря уже о том, что он имел возможность наблюдать жизнь отца Нектария (Тихонова) и отца Варсонофия (Плиханкова). Отец Варсонофий любил подчеркивать, что нет ничего напрасного или случайного в жизни, что «жизнь всякого человека, а особенно монаха, идет по некоему таинственному плану, все в ней целесообразно и премудро».