79. Доклад 1

«Говоря обо всем, нельзя обойти молчанием братское кладбище пустыни... [оно] отличается тем, что на памятниках его, на железных плитах, в статных чертах отмечены все характерные особенности добродетелей и служения похороненного. Читая эти надписи... есть чему научиться, есть о чем задуматься, есть над чем умилиться!». Паломники по благочестивому обычаю должны были начать осмотр монастыря в первую очередь с братского кладбища. Как учил при жизни старец Макарий, необходимо было поклониться почившим старцам, помянуть их и просить прощения и благословения на дальнейшее пребывание в обители. Какие святые чувства, какие помыслы родились в глубине сердца благочестивого отрока, можно теперь догадаться по тому усердию и дерзновению, с которым он проходил свой жизненный путь, и уже на его могильной плите могут быть с полным правом повторены такие же строки, которые он впервые узрел на плитах отцов Макария, Льва и Анатолия: »...он делом и словом учил особенно двум добродетелям — смирению и любви», — сказано об отце Макарии. «Рядом [с ним] похоронен его предшественник по старчеству отец Леонид (из Карачевских граждан), который «оставил по себе память в сердцах многих, получивших утешение в скорбях своих». Чудная надпись, изображающая весь порядок духовной жизни подвижника, помещена на могиле ученика отца Амвросия, скитоначальника иеросхимо-наха Анатолия (из духовного звания): «Терпя, потерпех Господа и внят ми, и услыша молитву мою: и возведе мя от рова страстей и от брения тины, и постави на камене нозе мои, и исправи стопы моя. И вложи во устне песнь нову, пение Богу нашему». В этих словах Псалмопевца со всей точностью изображен весь путь духовного возрастания христианина — от первоначального пребывания в тине страстей до совершенного упокоения и утверждения чистым сердцем в Господе!» «Через два дня отец архимандрит позвал нас к себе и спросил: «Ну как, понравилось ли у нас в обители?» Мы ответили, что очень понравилось и всей душой желаем навсегда остаться в святой Обители. Тогда отец Досифей велел дать нам келию на двоих и отправил в рухольную (монастырскую кладовую), чтобы нас там одели в иноческое одеяние, и чтобы потом показались ему. Нам с товарищем выдали каждому подрясник, скуфью, ремень и четки. Мы оделись и пошли к отцу настоятелю на благословение. Он любовно осмотрел нас, поздравил и сказал: «Живите себе с Богом и преуспевайте во всем, а я посмотрю, какое дать вам послушание». В формулярном списке находящихся на добровольном послушании в Козельской Введенской Оптиной пустыни и призреваемых в сей обители по старости и болезни к 1 января 1898 года под номером 126232 20 марта запись: «Василий Федоров Иванов, Тамбовской губернии, Борисоглебского уезда, Россошенской волости, села Копыл, холост. Лет 16. Чтению и письму обучался в сельской школе». Под покровом чьих молитв был этот день — 20 марта? Преподобного Евфросина Синеозерского. Какие духовные параллели можно увидеть в жизни этого святого и будущего старца-подвижника? В первую очередь в житии преподобного обращает на себя внимание то, что он вел не только жизнь подвижника, отшельника, но и старца-наставника, — многие приходили к отшельнику за советом, а некоторые селились рядом, руководствуясь примером его жизни и молитвенной помощью, и таким образом вскоре образовался монастырь». В тяжелые для России годы смуты он претерпел нападение от нечестивых поляков, которым сказал, что «все имение мое и монастыря в Церкви Пресвятой Богородицы», подразумевая богатства не земные, а духовные, и принял мученическую смерть.