241. Доклад 1

Нарушившему Закон Божий «приличен непрестанный плач» о содеянном грехе (курсив мой. – К. С.) «и сокрушение сердца» [с. 72]. Преподобная Пелагия призывает: «В безмолвии плачьте о грехах своих» [с. 38]. Она же учит: «Начало падения есть смех и вольность». Смех не только ничего не созидает в духовном росте, но разрушает и уже созданное, отгоняет от души Святого Духа, «изгоняет добродетели» [с. 38, 37]. Блаженная Сарра, увидев однажды смеющуюся юную монахиню, сказала: «Не смейся, сестра, ибо тем ты отгоняешь от себя страх Божий и подпадаешь посмеянию диавола» [с. 33]. Итак, «подпавши телесным страстям», подобает «плакать о себе, прежде нежели застанет нас плач суда» [с. 38]. Во всем должна быть постоянная бдительность – «нам должно бдительно за всем смотреть» [с. 29]. Беспечность, леность, нерадение разрушают подвиг в самой основе. Потому блаженная Синклитикия и говорила посвятившим себя Богу: «Никогда не послаблять себе» и никогда не быть в беспечности [с. 74]. Если случится проспать час молитвенного правила, то, вставши, должно затворить свою келию и неспешно исполнить его [с. 59]. Если искуситель «подложит» помысл «блуда и осуждения ближнего», опять-таки надо неленостно «встать на молитву и с плачем молиться против них Богу» [с. 44]. Беспечность, покой губят все благое делание души. Как дым отгоняет пчел, так они отгоняют от души страх Божий [с. 39]. Вот что рассказывает блаженная Мелания: одному брату, желавшему уйти из мира, долго препятствовала мать, наконец она позволила ему, но он, став монахом, «в нерадении иждивал жизнь свою». Мать умерла. Вскоре заболел и он. Во время болезни был восхищен на суд Божий, где среди осужденных увидел мать. «Сын мой! – воззвала она к нему. – Что это – и ты осужден в это место? Где же слова твои, кои говорил ты: спасти хочу душу мою». Пристыженный не нашел ответа. Но вдруг услышал голос: «Возьмите сего отсюда! Я послал вас за другим монахом», который живет в иной обители... Видение кончилось... Удостоверившись, что действительно в эту минуту почил другой инок, больной, как только выздоровел, «пошел в затвор и сидел в безмолвии, заботясь единственно о спасении души своей, каясь и плача о том, что прежде жил в нерадении» [с. 32]. «Безмолвствуй, молчи, бди, постись, плачь, и, может быть, Бог помилует тебя» [с. 45]. Самым действенным средством для избежания зла и укрепления в добре служит память о Боге, смерти и последней участи. Жизнь инока, «подобно раю, должна быть ограждена пламенным мечем – молитвы и памяти Божией» [с. 62]. Если в сердце подвижницы или подвижника будет всегда память о Боге, дух тьмы ничем не сможет повредить им, как и стоящему возле царя нельзя причинить обиды. «Бог говорит: приблизьтесь ко Мне, и Я приближусь к вам» (См.: Иак. 4:8) [с. 64] (Ср.: с. 78). Отделяют душу от памятования о Боге «многословие, услаждение чем-нибудь, смех, блуждание вне келии, обращение с мужчиной, гнев, оставление чтения и размышления, попечение о суетности мирской, непамятование о смерти... Но мудрая монахиня, заметив в себе какое-нибудь их сих зол, спешит исправиться» [с. 60]. Хранить память Божию, по слову блаженной Сарры, необходимо «до последнего издыхания» [с. 61]. И память «о последнем издыхании» и участи после сего – непременное присутствие в подвиге. Блаженная Сарра свидетельствует: «Трех вещей боюсь я: когда душа имеет выйти из тела, когда имею предстать Богу и когда изыдет последнее о мне определение в день Суда» [с. 29].