239. Доклад 1

Мирские жены тоже живут целомудренно, но они грешат тем, что непристойно смотрят, неумеренно смеются. Монахиням же подобает быть выше сего. Им не позволительно ни «суетное зрение», ни пустая речь, ни слух непристойного. «Беззаконно то, чтобы орган божественного песнопения произносил скверные слова» [с. 30]. Целомудрие будет почтено и на земле, и на Небе увенчается славою пред лицем Всевышнего» [с. 42]. Богатство души вместе с безмолвием и молчанием составляет и воздержание [с. 42]. Отвечая на просьбу указать такой путь, который бы привел в Царство Божие, преподобная Матрона назвала такие добродетели: безмолвие, молчание и многое воздержание с упованием на милость Божию [с. 68]. Без этих добродетелей душа «не может увидеть грехи свои и не может спастись» [с. 66]; стяжавшая же их может спастись [с. 42]. Полнейшее свое выражение находит безмолвие в келии – в уединении. Блаженная Матрона учит: «Начни доброе дело безмолвия, и не слушайся врага выйти когда-нибудь из келии своей» [с. 47]. «Убезмолвись в келии своей», – призывает другая блаженная – святая Сарра [с. 54, 55]. Путь в Царство Божие – путь «тесный и прискорбный» – есть пребывание, подвиг в келии в безмолвии, молчании, молитве, чтении Священных Книг, посте, множестве поклонов «со многими слезами», в отречении своей воли «ради Бога» [с. 57, 64, 47]. Постоянный выход из келии один – в церковь, в храм Божий [с. 57]. В другие места разрешается только по великой нужде и крайности [с. 47]. «Что же пользы, дочь моя, – вопрошает святая Синклитикия, – блуждать вне келии, если это бывает причиною многих грехов, за кои будет вечная мука?» [с. 62]. Часто оставляющие свои келии рассеиваются в пустых разговорах и мирских встречах, что дает злой силе, «всеокаянному», свободнее расхищать их души и помыслы [с. 64]. «Как сокровище открытое раскрадывают воры, так над монахинею, вышедшею из своей келии, посмеиваются демоны, влеча ее туда и сюда, пока не ввергнут и не погрузят в какую-нибудь страсть» [с. 53]. «Демоны, – говорила блаженная Феодора, – всячески изыскивают нашей погибели» (о чем упомянуто в только что изложенном выше), поэтому в духовной жизни необходима брань против искусителя [с. 78]. Враг нашего спасения прибегает к различным способам злого воздействия на нас, «чтобы только соделать нас грешниками пред Богом и возыметь власть». Он искушает нас и греховными помыслами, и зрением, и слухом, и языком... [с. 78]. Иногда одевается «в чужое платье» и оружие свое держит неприметно – «показывает хлебные зерна, а под ними скрывает тенета» [с. 40]. Эти искушения попускаются нам, «как скоро мы хотя мало расслабеем и вознерадим о духовном нашем деле» [с. 78]45. Чтобы не оказаться побежденными злым духом, «должно смотреть за его хитростями, должно бодрствовать во всякое время» и, с Божией помощью, сражаться с ним [с. 41]. «С умножением браней умножаются и венцы. Не вступивший в брань и не боровшийся с противником своим как увенчается от Небесного Царя венцом нетленным и многочестным» [с. 78]. Надо бороться и со скверными помыслами. Когда сестры спросили блаженную Феодору о нечистых помыслах, Блаженная сказала, что всякий «неподобный» помысл, если он сопровождается «соуслаждением и согласием», будет судим. «Бог вменяет вожделение жены в блуд, гнев и ненависть – в человекоубийство... Итак, не говорите, добрые мои сестры, что помыслы не вредят нам, когда одно сосложение с ними судится, как дело» [с. 81]. Поэтому помыслам должно не только противоборствовать, «но и всевать против них» [с. 76]. Блаженная Сарра указывает, каким образом подобает бороться с помыслами. «Не борись со всеми, – говорит она, – но с одним: ибо все помыслы имеют над собою один, как главу. Воюй против сей главы, и все другие помыслы смирятся». Она же называет и «орудия», которые надо применять против сей главы. Это: «Безмолвие, пост, долулежание, жажда, всенощное стояние, преодоление сна, чтение, слезы от сердца, множество поклонов, биение в грудь, смирение» [с. 58, 59]. К этим «орудиям» в Митериконе добавляется: прекращение воспоминаний «о мирских вещах» [с. 64].