87. Доклад 1

А вот какие записи сохранились в архиве Оптиной пустыни, касающиеся архимандрита Венедикта: Формулярный список за 1891 год за № 22 Иеромонах Венедикт — 42 года. Из духовного звания, вдовый Священник Виктор Дьяконов. Окончил курс наук в Смоленской Семинарии по 2 разряду, в чередном служении в Скиту. По окончании курса в Духовной Семинарии рукоположен в диакона (в 1873 году); во священника в село Чеботово Дорогобужского уезда Смоленской епархии. Согласно прошению отпущен в пустынь, в Скит (1884 год). В 1881 году по прошению уволен за штат. В 1884 г. определен по прошению в Оптину пустынь. В 1887 г. пострижен в монашество. В 1900 г. награжден наперсным крестом. Определением Святейшего Синода от 11—20 марта 1903 года за № 1207 назначен на должность настоятеля Боровского Пафнуть-ева монастыря с возведением в сан архимандрита». До наших дней дошло уникальное свидетельство, записанное в тетради одной из духовных чад преподобного Никона Оптинского, которое сразу приближает к нам и делает более понятным и доступным образ старца Венедикта. Воспоминания духовных чад старца Венедикта сохранила для нас схимонахиня Лидия, в миру Лидия Евгеньевна Межекова (родилась 25 февраля 1896 года и умерла 25 января 1977 года). Эти воспоминания о старце сохранилось в стихотворной форме, возможно не слишком совершенной, зато по-детски простодушной и безыскусной и говорит сердцу значительно больше, нежели скупые факты биографии. Жизнь отца Венедикта складывалась нелегко с юных лет. Рано он лишился отца, и на его попечении оказалась вся семья, мать и сестры. Затем — брак по любви, однако смерть быстро уносит дорогого друга: И ты, оставшись сиротою, Как чистый голубь тосковал, Но Бог узрел твои все скорби И в монастырь тебя призвал. Ты в дивной Оптине спасался, В скиту Предтеченском ты жил, К тебе народ за наставленьем И со скорбями приходил... Душа много страдавшая, понимает горе других. Ты был отцом всем... И печальных Ты слезы многих утирал, Всех обделенных и несчастных В свои объятья принимал. К тебе шел барин и крестьянин, И дети шли одной тропой. Со всеми был ты одинаков — Со всеми жил одной душой. Тебя я в Оптиной узнала, Я шла к тебе с больной душой, Как блудный сын страны далече И с подорожною сумой... «Ну, друг! Откуда ты явилась? Откуда Бог тебя принес? Не плачь, не плачь, моя родная, Не лей так много своих слез...» О ты, отец мой незабвенный! Меня тогда ты обласкал, И, как отец чадолюбивый, К своей груди меня прижал. Я душу всю тебе открыла, И все сказала, не таясь, А ты, поникши головою, Меня все слушал, умилясь. «О, не скорби, дитя родное!» Сказал ты, выслушав меня, «Господь сошел для нас на землю, И пострадал Он, нас любя. Терпи, в страданиях смиряйся — Вот это мой тебе завет — Не унывай, не забывайся Другой дороги к Богу нет...»