207. Доклад 1

Благодать исцелений даруется «избранным и праведным мужам за их святость» [с. 440]. Ленивым земледельцам, не старающимся «обрабатывать сохою свою землю, Бог не дает обильного плода» [с. 402]... И искушения, полезные для добродетели, посылаются Богом в той мере, в какой может «вынести добродетель искушаемого» [с. 414]. Господь, «покровительствуя тем, коих веру хочет искусить, оставляет место и собственным их силам и воле (для заслуги), и искушает только тех, кои могут вступить в борьбу с искусителем» [с. 415]. Из примера сотника, о котором повествует святой Апостол Матфей в восьмой главе своего Евангелия, видно, что и сама великая вера восхваляется Господом как заслуга человека. «Если бы сотник имел такую веру не от себя, то Христос напрасно хвалил бы то, что Сам дал, и Он сказал бы: Я не дал такой веры и Израилю» [с. 414, 415] (в Святом Евангелии сказано: И в Израиле не нашел Я такой веры. – Мф. 8:10). «Мы, – утверждает преподобный Кассиан, – должны с неослабным старанием и ревностью ус-тремляться к подвигам добродетели и непрестанно упражняться в оных, дабы по недостатку преспеяния тотчас не последовало оскудение. Ибо в одном и том же состоянии ум не может пребывать, то есть чтобы не получал приращения в совершенстве добродетелей, или не терпел ущерба в оном. Ибо не приобресть значит утратить: поелику оставляющий желание преуспевать в совершенстве не далек от опасности потерять оное» [с. 277]. «Изменению подлежат» даже высшие силы – небесные. Это явствует уже из того, что растлевшие свою волю отпали от их числа. «Ибо иное значит иметь неизменяемую природу, и иное – приобрести качество неизменяемости собственным старанием и силою добродетели, при содействии благодати неизменяемого Бога» [с. 278] (Ср.: с. 287). Таким образом, необходим неослабный подвиг. Однако здесь может случиться и опасность – переоценка своих трудов, завышенное мнение о них. «Человек не должен мечтать, будто его труды привлекают благодать Божию, и будто потому Бог благословляет его обилием плодов, что он трудится. Чтобы истребить в себе эту гордость, пусть он представит себе, что если бы Бог не укреплял его, то он не мог бы и трудиться, и что если бы милосердие Божие не споспешествовало его действиям, то и желание, и силы его остались бы без действия» [с. 402, 403]. Подобает помнить, что «благодать Божия всегда дается даром, потому что за малые наши усилия воздает нам бессмертием и нескончаемым блаженством с неоценимою щедростью» [с. 413]. Как бы «ни были велики труды человеческие, все они не могут быть равны будущей награде и не могут сделать благодать не туне даемою» [с. 414]. Итак, в деле нашего спасения «участвует и благодать Божия и свободное произволение наше» [с. 408]. «Решительно утверждаю мнением не моим, – заявляет преподобный Кассиан, – а старцев, что вовсе невозможно достигнуть евангельского совершенства без усилий и трудов; также и этими одними трудами никто не может достигнуть совершенства без благодати Божией. Ибо как мы говорим, что человеческие усилия сами по себе не могут достигнуть совершенства без помощи Божией, так утверждаем, что только трудящимся и старающимся оказывается милосердие и благодать Божия» [с. 150]. Творец мира возбуждает в человеке желание добра, но «человек по свободному произволению может стремиться и к противному». Господь помогает в совершении добродетелей и в утверждении в них, но при этом не исключается и не стесняется свобода [с. 419]. Действующая благодать Божия как некая внутренняя спасительная сила исполняет человека духовным благоуханием, «превышающим всякую приятность мастей, составляемых человеческим искусством» [с. 226]; подает ему случаи ко спасению и устрояет благоприятные обстоятельства. Дело же человека есть «с большим или меньшим жаром или равнодушием принимать благодеяния Божии» [с. 221] (См. также: с. 215— 217, 223).