230. Доклад 1

«Господь наставляет нас быть воздержными, а мы, несчастные, благодаря изнеженности, все более и более стремимся к удовольствиям. Предадим себя Богу, по слову Павла, как ожившие из мертвых. Не озираясь назад, забудем старое, будем стремиться, соответственно нашему назначению к награде вышнего звания». «Увещание» старца к братии [с. 171] К жизни в Боге, к святости зовут святые угодники Божии не только примером своего подвига, но и словом, наставлением. Прежде всего святые подвижники указывают на опасность греховного состояния и призывают убегать от всякого зла. Во главе зол отдельные праведники ставят сребролюбие и потому призывают: «Будем избегать матери всех зол – сребролюбия!» [с. 183]. Не менее опасны гордость и тщеславие. При наличии гордости даже любовь – эта величайшая добродетель – пуста. «Какая польза от любви там, – вопрошает преподобный Илия, – где есть гордость?» [с. 70]. А где присутствует «тщеславие, там, – утверждает святой египетский старец, – нет ничего доброго» [с. 136]. Нельзя и скучать, ибо уныние уводит от Царства Божия. Когда один брат, придя в лавру преподобного Герасима Иорданского, заявил авве Александру, что он покидает свое жилище из- за скуки, святой Авва укорил его: «Верный знак, что ты вовсе не думаешь ни о вечных мучениях, ни о Царстве Небесном. Иначе тебе не было бы скучно» [с. 168]. Расхолаживают духовную жизнь светские разговоры. Игумен обители Севериана (близ Мертвого моря) авва Мина поучал братию: «Чада мои, будем избегать светских разговоров. Они, как известно, приносят вред, особенно молодым» [с. 189]. Другой старец советовал иноку соблюдать осторожность в обращении с женщинами. «Чадца, – говорил он, – соль из воды и, соединясь с водою, растворяется и исчезает. Так и монах. От жены произойдя, он, приближаясь к женщине, ослабевает и обращается в ничто, то есть перестает быть монахом» [с. 265, 266]. Само совершение греха вызывает гнев Божий, но еще более гибельно пребывание, коснение во грехе, и потому «Луг духовный» призывает очистить себя от всякой скверны. «Мы не только не должны упорствовать в дурных своих решениях, – читаем в нем, – но должны каяться и скорбеть о том, что мы задумываем дурного» (265). «Вся протекшая жизнь моя, – говорил о себе преподобный Антоний Великий, – была не что иное, как непрестанный плач о грехах моих» [с. 14]. Способы духовного врачевания весьма различны. Игумен монастыря «Гигантов» (находился в Антиохии) авва Иоанн свидетельствует: «Одним способом врачуется блудник, другим – убийца, третьим – лживый враг. И совсем иное нужно для сребролюбца» [с. 96]. Лучшим средством к искоренению любого греха служит вспоминание (еще более действенно – постоянная память) о последним часе (См.: Сир. 7:39). Авва Илия исповедовал: «Я боюсь трех событий: когда душа моя будет оставлять тело; когда предстану Богу и когда будет произнесен последний приговор обо мне» [с. 70]. Весьма полезно также укорение себя во всем. Внушением к последнему служит рассказ старца о том, как на одного брата «возымел подозрение» в каком- то проступке его искренний друг, диакон. Вначале брат, не зная за собой никакой вины, уверял диакона, что ничего подобного не делал. Но уверения не помогали. Тогда брат «обратился к своим мыслям». «Положим, – рассуждал он, – бедная душа моя, ты и не совершила этого. Но не совершено ли тобою множество других злых дел и все ли они тебе известны?