240. Доклад 1

Все человеческие тайны, все сокровенное, скрытое известно Богу, и «потому да будет помысл твой всегда чист от всякого зла» [с. 63]. В чистоте соблюдать должно язык и слух, дабы «не говорить пустых и осудительных речей, и не слушать их с пристрастием. Не слушай пустого, и не будешь вместилищем чужих пороков. Если примешь в себя смердящую нечистоту речей, то чрез помышление положишь пятна на молитву твою. Наслушавшись безжалостных поносителей, на всех будешь смотреть косо, подобно глазу, который, насмотревшись прежде на яркий свет, после защурясь смотрит на предметы» [с. 58]. Инок, который не удерживает своего языка, «познает срамоту свою», если не в течение жизни, то «во время смерти» [с. 42]. Однажды преподобную Феодору спросила монахиня, что ей делать тогда, когда язык «озлобляет» ее, и она не в силе удержать его, находясь среди людей. Блаженная ответила: «Если не можешь удерживать языка своего, беги в уединение и, пребывая в безмолвии, храни ум свой в страхе Божием, и в молчании славословь Господа своего. Поступая таким образом, ты обуздаешь не только язык, но и все страсти» [с. 62, 63]. Действенным средством к обузданию и греха и страстей является пост. Пост – узда против греха. Иссушенное тело постника извлекает его душу из глубин страстей. «Удерживающий чрево может удержать и блуд, и язык, и все страсти» [с. 41, 42]. Постом смиряется тело [с. 73]. Блаженная Сарра учит: «Ничем так не смиряется душа, как скудостью хлеба и воды». Когда неприятель намерен взять какой-либо город, он лишает доставки в него съестных припасов и воды. И осажденные вынуждены сдаться. «Так и монах, если не стеснит чрева своего алчбою и жаждою, не может избавиться от злых помыслов» [с. 39]. Блаженная Феодора за всю святую Четыредесятницу вкушала лишь семь литров чечевицы и один кувшин воды. Бывало, неделями она совсем не пила воды, хотя чашка, наполненная водой, висела возле нее [с. 39, 42]. О преподобной Сарре рассказывали: однажды напал на нее сильный «дух блуда». Для борьбы с ним она наложила на себя строгий «пост, бдение, долулежание и молитву». И когда она еще во время сей брани вышла на свою кровлю – «дух блуда явился ей телесно и сказал: победила ты меня, Сарра. Она говорит ему: не я победила тебя, но Владыка мой – Христос» [с. 44]. А блаженная Матрона за все время монашеского жития «никогда не была борима демоном блуда», потому что «не пресыщалась ни хлебом, ни водою, ни сном» [с. 46]. И еще сохранилось сказание о преподобной Сарре: одна сестра принесла ей пищу и вино. Преподобная взяла еду, а от вина отказалась, прибавив: «Возьми от меня смерть... Не знаешь ли, что пострадали от вина Ной и Лот?.. Если не утончится тело твое и не станет как древо сухое, то как вселится в душу твою благодать Духа?.. Вот уже 59 лет я в келии сей, и, благодатью Христовою, никогда не вкушала вина» [с. 55]. На вопрос: хорошо ли перестать вкушать «вожделенные яства и пить вино?» – дается в Митериконе краткий ответ: «И весьма хорошо» [с. 68]. Совершенной добродетелью является произвольная нищета, но она «только для людей крепких». Подобно тому, «как суровое платье, если его стирать и выжимать, становится чистым и белым, так и душа, крепкая от произвольной нищеты, более и более утверждается. Слабые же духом, подобно ветхой одежде, разоряются в сердце, не имея потом сил сносить более тяготу сей добродетели. Надобно наперед отвергнуть орудия плотоугодной жизни». Почему и Спаситель не сразу повелел богатому юноше отказаться от своего имения, а предварительно указал на необходимость исполнения заповедей Закона Божия. Господь «как бы так говорил ему: если ты выучил азбуку, если научился складывать буквы, если привык складывать слова, то приступи наконец к совершенному чтению, то есть иди, продаждь имение твое и даждь нищим, – и тогда гряди в след Мене (См.: Мф. 19:21)» [с. 67].