243. Доклад 1

Вот те «лучшие духовные цветы бессмертного луга или рая», которые сплетши в «венец» инок Исаия посылает благочестивой Феодоре [с. 28]. Как бы итогом ко всему изложенному служат следующие наставления блаженной Феодоры, обращенные к приходившим к ней подвижницам: «Старайтесь, сестры мои и матери, соделать внутреннего человека монахом, а не внешнего только. Возлюбите Господа нашего Иисуса Христа и упражняйтесь в подвигах добродетелей. Пребывание в трудах с терпением отгоняет уныние. Если хотите избавиться от всех страстей, убегайте матери всех зол – самолюбия. Любите безмолвие... Безмолвие и молитва суть лучшие орудия добродетели; ибо, очищая ум, они соделывают его острозорким... Удерживайте чрево, сестры мои и матери, язык и гнев, и не преткнутся о камень ноги ваши... Обуздывают похоть воздержание и труд, а истребляют ее – безмолвие и память о смерти... Всякий грех бывает через сласть, и всякое прощение – чрез злострадание, безмолвие и молчание... Зло, застаревшее в сердце человека, или нечистая страсть требуют долговременного и великого злострадания: ибо привычка, укоренившаяся в сердце, с трудом изменяется... Берегитесь вина... Пить вино совершенно несвойственно монахам, и еще более монахиням. Кто не послушает сего совета – легко впадет в диавольские сети... Знайте... что нерадение и расслабление ввели Адама в преступление... Тот недолго будет чувствовать труды подвижничества, кто все делает с рассуждением, мерою и вниманием... Венцом для терпеливо пребывающих в безмолвии будет скорая помощь от Господа... Если вы, безмолвствуя, стяжете с помощью Божией сии добродетели, то вы недалеко будете от Царства Божия, матери мои и сестры!..» [с. 96—100]. Завершить эту заметку хочется богомудрыми словами инока Исаии: «Госпожа моя и сестра!.. Не говори, что только мужчинам можно проходить строгие добродетели, по крепости естества их. Возревнуй же и ты на подвиг!.. Имей настоящий Митерик светом, просвещающим тебя в настоящей жизни, пока прейдешь к немерцающему Свету – сладчайшему Иисусу и Богу нашему. Даруй, Боже, и моей бедности, святыми молитвами твоими, улучить часть спасаемых» [с. 105—107].