12. страница

Однако, в последующее время литовцы не перестали беспокоить Калужской области; более того, к ним еще присоединились крымские татары, и жизнь в крае текла по-прежнему тревожно. В 1508 г. при Василии III, по договору с Сигизмундом отошла и неприсоединенная часть Калужской губернии к Москве, а отнятые ранее места утверждались за нею окончательно. В договорной грамоте сказано, что Сигизмунд утверждает за слугами Василия Ивановича — князьями Перемышльскими, Воротынскими, Мосальскими и другими, из поколения св. Михаила все их вотчины и что он обязан не вступаться в Тарусу, Оболенск, Мосальск, Воротынск и в г. Любутск (ныне село вниз по Оке), и в г. Козельск, и в Людимеск (село Перемыш. у.), и в Серенск и во все козельские, и в людемские, и в серенские места. Но этот договор не гарантировал спокойного существования упоминаемым волостям. Пограничная жизнь была полна беспрерывными ссорами и грабежами москвичей и литовцев; все были постоянно на стороже, и города обратились в сильно укрепленные пункты. Крымские татары начинают беспокоить калужский край с 1512 г. Союзники Москвы при Иване III, они теперь меняют свою тактику и открывают ряд набегов на Московские пределы, в том числе и на Калугу с ее уездами. Для защиты от крымцев через Калужскую губернию была проведена засека, тянувшаяся вдоль юго-восточной и южной границы, почти до г. Жиздры, 193 в. Засека называлась Лихвинской и Козельской и делилась на участки, называвшиеся по имени засечных ворот. Лихвинских засек было 7, а Козельских 4. «Лихвинская засека состояла из глубокого рва с крутым гласисом, по которому был проведен палисад с бойницами, а далее путь был прегражден громадами порубленных и поваленных больших деревьев». Ворота же стояли на самой дороге к засеке; ворота были укреплены башнями и бойницами для пушек и пищалей. В конце XVII в. были еще целы ворота, но в настоящее время только в некоторых местах можно видеть остатки рва и гласисов. Военный характер Калужских городов налагал свою печать на жителей, которые были мало склонны к гражданскому порядку и спокойной жизни. А так как к тому же Иван IV не мешал уходить на эту украйну преступникам, беглым холопам и вообще «ворам», по терминологии того времени, то естественно, что в бурную эпоху лихолетья Калуга играет видную роль, оказывая самозванцам радушный прием. Сначала здесь подвизался Болотников, а потом «калужский царик» Тушинский вор, здесь же и сложивший на охоте 11 декабря 1610 г. свою буйную голову. На смену ему явились литовские люди с Сапегой, которые «воевали» Калужский, Воротынский и Перемышльский уезды. Грехи свои калужане искупили под начальством кн. Дм. Трубецкого, приняв участие в освобождении Москвы от поляков. На земском соборе 1613 г. были депутаты от Калуги, Малоярославца, Козельска, Мещовска, Перемышля, Серпейска и Боровска. При вступлении на престол М. Ф. Романова Калужская область была в очень печальном положении. В 1614 г. Боровский уезд был опустошен ногайцами, а в юго-западной части области гнездились казаки и холопы, к которым присоединился еще ат. Баловень. Завернул в Калужскую землю и неуловимый Лисовский. В 1617 г. во время первой польской войны на Калужский край посыпались новые бедствия. Его жестоко опустошили летучие отряды Чаплинского и Опалинского, а потом вконец разорил гетман Сагайдачный, завладевший и самой Калугой. Деулинское перемирие прекратило беды, но зато отдало в руки Польши Серпейск, возвращенный обратно в 1634 г. Начавшееся сравнительно спокойное время, когда Калужская земля начала оправляться, тянулось до 1654 г., когда край был опустошен моровым поветрием. За пять месяцев эпидемии в некоторых местах вымерло до двух третей населения. С этого времени жизнь в области течет мирно, не волнуемая и не нарушаемая опасностями до самой войны 1812 г. В 1681 г. в городах Калужской губернии было такое количество дворов: 1) Калуга — 1045, 2) Мещовск — 38, 3) Боровск — 41, 4) Малоярославец — 101, 5) Таруса — 20, 6) Лихвин — 39, 7) Воротынск — 61, 8) Серпейск — 48, 9) Мосальск — 15, 10) Перемышль — 27. При разделении России на 8 губ. города Калужской земли распались между Смоленской губ. и Московской. Серпейск, Мосальск, Мещовск, Перемышль, Козельск, Лихвин и Воротынск принадлежали к первой, а остальные ко второй.