23. страница

На другой день, однако, ямщики прислали кормщиков и гребцов, и патриарх мог ехать. Такая же заминка случилась и на обратном пути патриарха, уже при новом воеводе Мих. Андр. Еропкине. «Ямской приказчик, жаловался патриарх уже с дороги царю, пришед сказал, что изготовлено для него 22 подводы (патриарх ехал в собственной карете, бывшей на сохранении в Калуге; лошади же его, оставленные здесь и в Воротынском Спасском монастыре, „истратились“ или пропали), и подорожную о подводах взял к себе списать; и того же дня те подводы отдал он торговым гречанам, а ему, патриарху, в тех подводах отказал, а подорожную бросил ему, патриарху, в груди и тем его тот ямской приказчик обезчестил».

В свою очередь ямской приказчик Петрунька Бохтияров бил челом, что «марта 26 приехал с Москвы Антиохийский патр. Макарий, и заслыша калужские ямщики, что приехал патриарх в Калугу, разбежались. И призвали меня толмачи к патриарху, учали на мне, холопе твоем, подвод править, и велели меня, холопа твоего, на правеже бить до полусмерти, и били меня, холопа твоего, поваля лежачего по ногам дубиною. Да они же, толмачи, говорят мне, холопу твоему, будто я с гречан посул взял и подводы им дал. А приехали те гречане первее его, патриарха, за день, и воевода ко мне пристава прислал и подводы велел тем гречанам дать. И я, холоп твой, тем гречанам 22 подводы дал, а посулу с них, гречан, не брал. И так то меня, холопа твоего, велели бить на правеже на смерть, и от того правежу на смертной постели лежу. И после того правежу собрал я, холоп твой, в ямской слободе 17 лошадей, и он, патриарх, всего взял из тех лошадей 6». «Однако, ямскому приказчику веры не дали; его приговорили „казнить“: отсечь ему мизинец правыя руки» и «от его дела отставить». Но приказчик успел своевременно сбежать, неведомо куда… Прерванное мором благополучное возрастание Калуги пошло своим порядком после эпидемии. В 1681 г. в ней было уже 1045 дворов. В это время в Калуге была хорошая крепость, которая подробно описана в 1685 г. воеводою и писцом Иваном Полуехтовым. Крепость была деревянная: «город рубленой, покрыт тесом». Окружность крепости была 734 1/2 с.; на такое же расстояние тянулся окружавший сооружения вал. Вышина наружной стены крепости была 3 с. Башен было 12, из них три проезжих. Башни все были деревянные, высотою от 5 до 7 с. Проезд в крепость шел от Ильинской церкви, около которой стояла «Ильинская проезжая первая башня, пятиугольная, мерою вверх 6 с., а вверху шатрик пяти же угольный; поперег той проезжей башни кругом на две стороны два киота над воротами; в одном — образ Спаса, а в другом — Знамения пр. Богородицы, да изнутри города — третий киот, в нем образ Ильи пророка. Против ворот мосту дубоваго к площади 27 с. От той проезжей Ильинской круглой башни на низ к речке Оке до четыреугольной башни — в 5 1/2 высоты — (стены) 64 с… От той четыреугольной башни до шестиугольной башни (6 с. выс.), что на углу городовой стены, 79 с. … От той башни, что на углу, до проезжей шестиугольной же башни, что слывут Водяные ворота — параллельно Оке — городовой стены 15 с. Промеж угольной и Водяных ворот от городовой стены тайник к Оке реке в 62 с., поперек в тайнике сажень с аршином, и той тайник завалился и ходу в нем нет»[17].