32. страница

Из прежде бывших одежд и украшений замечателен женский головной убор — кокошник. Калужские женщины были большие охотницы до жемчугу, который они ценили выше дорогих каменьев. Часто можно было видеть на купчихе жемчугу до 160 зол., ценою до 5 тыс. руб. и более. Женщины любили щеголять и кисеею, которая с шитьем покупалась иногда по 12–15 руб. за аршин. Как это ни странно после описанных выше пожаров, бедствий и несчастий, XVIII век все же был в истории Калуги эпохой расцвета. В этом веке Калуга была крупным торговым пунктом, делавшим многомиллионные обороты. В наказе в Комиссию 1767 г. купцы заявляют, что «Калужское купечество торгует не только во все области Ея Императорского Величества Российския порты, но и в другие государства, как то: в Англию, Голландию, Пруссию, также и в Польшу, и во многие немецкие коммерческие городы». Свой город они называют «купечеством многолюднейшим, а паче торгующим хлебным и съестным припасом». И мы встречаем крупнейших капиталистов, как напр., Н. Шемякина, который в 1756 г. вместе с Ярославским купцом Ярославцевым учредил Константинопольскую коммерческую компанию; тот же Шемякин взял в 1757 г. (до 1762 г.) на шестилетний откуп все Российские портовые, пограничные и внутренние пошлины. «Топографическое описание Калужского наместничества», изданное в 1785 г., еще более подробно рисует, насколько крупны были торговые сношения и обороты калужского купечества. Одни ряды торговали на 1/2 млн. руб., особенно Красный ряд вел бойкую торговлю шелковыми, бумажными, шерстяными материями, фарфором, галантерейными вещами и москательными товарами почти на 200 тыс. руб. Товары ими покупались в Москве, С. — Петербурге, а частью за границей, а продавались частью местным жителям, а частью отвозились на ярмарки Коренную, Свинскую[23], Лебедянскую, Боровскую и др. Сверх сего многие купцы торговали хлебом, пенькой, конопляным маслом, медом и воском, каковые товары привозились к ним по Оке в стругах из Мценска и Орла; также они получали «великое число сих припасов» сухим путем как из своего, так и из других наместничеств. Одного хлеба привозили до 200 тыс. чт., из которых они иногда отпускали около 8 тыс. водою в города вниз по Оке, а иногда в Москву и С. — Петербург, смотря по ценам.