81. страница

Палаты Коробовыхъ — музей Но зато внутри роспись потолка, лестницы, боскетная и другие комнаты обработаны с большим вниманием. Особенно хорош зал, в котором имеется мраморная доска с надписью: «дом сей был осчастливлен Е. И. В. в. кн. Николай Павлович в 1816 г. с 29 июля по 1 августа; Е. И. В. Государь Импер. Александр Павлович в 1816 г. с 2 по 3 сентября, Е. И. В. в. кн. Михаил Павлович в 1817 г. с 4 по 7 ноября». К дому примыкает обширный тенистый сад, в котором устроен летний театр[131], где в некоторые сезоны давались постоянные спектакли. Ныне в саду поместились калужские «Соколы»[132]. За углом, на первом пересечении вверх от дома Кологривовой, идет Проломная улица[133], на которой приютился исторический Музей. Он помещается в старинных каменных палатах Коробовых. Эти палаты в конце XVII в., как это явствует из раздельной записи детей и внуков К. И. Коробова (1697 г.), уже были. Кирилл Иванович Коробов (1691 г.) и его сын Иван были богатыми торговыми людьми и земскими старостами, в качестве каковых деятельно стояли за городские интересы. Последний из рода Коробовых вел уединенный образ жизни и в середине XIX в. умер, будучи найден мертвым уже через несколько дней после смерти. Дом подвергся полному разорению от посторонних, искавших драгоценностей и денег; портили печи, ломали полы и потолки, даже в стенах искали спрятанного богатства. Дом имел запущенный вид. Он перешел в собственность жены военного министра Е. В. Сухозанет и в 80-х гг. XIX в. возобновлен. Е. В. Сухозанет подарила его дворянству, которому он принадлежит и ныне. Дом называют «домом Марины Мнишек», которая будто бы жила в нем вместе с Тушинским вором, так что здание должно быть отнесено к концу XVI или самому началу XVII в. Но вряд ли можно согласиться с таким преданием, так как 1) в описях каменные здания в Калуге упоминаются только с половины XVII в.; 2) самозванец помещался в городе (крепости), в доме Скотницкого, а не «за верхом», где крепости не было; 3) по архитектуре, стиля барокко, он может быть отнесен только ко второй половине XVII в. Вероятно, он был выстроен К. Коробовым незадолго до своей смерти. «План дома ничем не отличается от тина деревянных построек. Это те же два сруба на подклетях, с сенями и крыльцом. Оба этажа покрыты сомкнутыми сводами и имеют одинаковое расположение, причем крайняя комната с правой стороны в нижнем этаже шире верхней, вследствие чего внутренняя стенка в верхнем этаже стоит на своде. Эти две комнаты сообщались между собою каменной лестницей; так как нижняя комната, служившая отдельной кладовой, не имела двери в соседнюю комнату» (теперь лестница заделана). «Левый боковой фасад имеет по три окна, в подклетном и верхнем этажах, а правый — ни одного, и нет даже карниза; по-видимому, с этой стороны к дому примыкали какие-нибудь постройки к задней стороне фасада, на всей длине которого карниза тоже не сохранилось, вероятно, была пристроена галерея, и, быть может, даже с каменными столбами, так как в стене заметны концы обрубленных железных связей. Дом сложен из крупного кирпича (7 x 3 1/4 х 17/8 в.). Для укрепления фасада употреблялся лекальный кирпич, колонки же в оконных наличниках сделаны из белого известкового камня»…