38. страница

Процесс почти тот же. Маслобойное дело погибает совсем; рогожное продолжает расти: на 8 фабриках 1529 рабочих с производством в 136 тыс. руб. Остальные предприятия дают небольшие колебания. Данные 1910 г. совершенно ясно показывают, куда шел процесс, наметившийся в городской промышленности: фабрик и заводов в этом году только 29 при 665 рабочих с суммою производства в 300 тыс. руб. Кожевенных заводов уже только 4 с 56 рабочими и производством в 64 тыс. руб. Веревочных заведений, которых в 1896 г. было 14 с производством в 15 тыс. руб. при 192 рабочих, теперь только 6 при 43 рабочих с производством на 7 тыс. руб., рогожных уцелело только 2 при 302 рабочих с производством на 37 тыс. руб. Восковой завод один — 43 рабочих, сумма выработки 51 тыс. руб. Щетинное дело прекратилось совсем. Прибавился только один чугунолитейный завод, и производство снова поднялось до 35 тыс. руб. Таким образом, можно сказать, что промышленность почти исчезла из Калуги. Объясняется это тем, что произведения местной обрабатывающей промышленности не в состоянии больше выдерживать конкуренции с произведениями более совершенной обработки тех же продуктов. Подведем итоги: обрабатывающая промышленность почти не существует теперь в Калуге; торговля хлебом и лесом перешла в другие пункты, удобнее расположенные для сбыта; транзит товаров и прогон скота из восточных и южных губерний прекратился. В результате город затих, сделался безденежным и обеднел.

Предметами вывоза в конце века служили лишь рогожи, щетина и кожа, да и то в ограниченном количестве. Главным занятием жителей Калуги теперь является розничная и мелочная торговля, а также ремесла и отчасти огородничество. Не улучшилось экономическое положение города и от проведения Московско-Брянской железной дороги, открытой в 1899. г. Эта дорога обошла город в 17 в. и сообщается с ним ветвью. Думается, этим обходом Калуге нанесен жестокий удар, и вряд ли город скоро приобретет какое-либо торгово-промышленное значение. Не менее жалостная картина вырисовывается и на фоне общественной жизни. Публичная жизнь в Калуге вообще никогда не била ключом. В XIX в. она и совсем ослабла и замерла. Можно отметить только два-три момента за XIX в. некоторого оживления. Первый из них совпадает с пребыванием в Калуге губернатора Н. М. Смирнова (1845–1851 гг.), супругой которого была известная А. О. Россет. Просвещенная губернаторша пытается оживить провинциальную тишину и внести в затхлую обыденную атмосферу свежие струи общечеловеческих интересов.