215. страница

Это городище явилось, вероятно, на смену городища „Пуна“, отстоящего не более двух верст». Современный исследователь истории Лихвина, краевед В. Л. Веденин, замечает в сборнике «Вопросы археологии и истории Верхнего Поочья» (Калуга, 1989): «К сожалению, раскопки и выводы И. Д. Четыркина остались незамеченными в научных кругах и в течение 90 лет исследование лихвинских городищ не велось. Лишь в 1988 г. по инициативе Калужского краеведческого музея группа археологов произвела их обследование, где сразу выявился целый комплекс историко-археологических памятников, указывающих на существование жизни на этом месте задолго до „опричнины“, подтверждая тем самым правильность четыркинских выводов…» 237 Здесь автор допустил ошибку: в «Летописи калужской» имеется следующее: «С 1454 г. Козельск наименован почетною епархиею Епископов Сарских и Подонских, находившихся с сего времени в Москве. К сей же Епархии причислены тогда города: Серпейск, Мещовск, Воротынск, Перемышль, Лихвин…» 238 Лихвинскис засеки были разбиты на четыре звена: Уляжская-Семеновская, Боровенская, Толкижская и Слободенская. В 1638 г. Россия готовилась к войне с Польшей, и южные «украйны» необходимо было укрепить. На всей южной засечной Черте велись интенсивные восстановительные работы, в которых участвовало около 20 тысяч деловцев (Лихвинские и Козельские засеки считались наиболее безопасными, так как были защищены непроходимыми лесами и болотами). 239 Этот тайник в разрушенном виде сохранился до сих пор. 240 Контарь — большие весы, на которые можно ставить телегу с грузом. 241 Терези — весы для громоздких товаров с гирями по 5–6 пудов. 242 Черепеть, правый приток Оки, вытекает из Тульской губ. На протяжении 13 в., она течет по границе губернии, а затем 42 в. по Лихвинскому у.; ширина от 3 с. до 8 с., глубина от 1 ф. до 7 ф. 243 М. А. Ртищев — родной дядя Б. М. Хитрово: он был братом его матери.