156. страница

В 1402 г. Василий I в договоре с Федором Олеговичем Рязанским включил в условие: «с тарусскими князьями взяти любовь, занеже ти князи с ним един человек». В это время в Тарусе был князем Федор Мстиславович. В 1438 г. упоминается другой Федор, князь Тарусский. По завещанию Василия II город достался его сыну Андрею, при котором Таруса была на небольшое время отторгнута Литвою. Но с 1472 г. она опять перешла к Андрею, который в 1480 г. сторожил здесь татар, не допуская их перейти через Оку. По миру 1494 г. Таруса осталась за Москвой; в это время в Тарусе князем был Иван Борисович (1494–1503). Иван III считает уже ее своим достоянием и передает своему сыну Василию III.

Из потомков Тарусских князей известны: Мезецкие, Борятинские, Волконские, Горенские, Долгорукие, Кашины, Конинские, Курлятевы, Лыковы. В XV и XVI в. Таруса была сторожевым пограничным пунктом от нападений Литвы и набегов крымцев. Обычно здесь, в случае опасности, появлялись Московские войска правой руки полка. Естественно, поэтому, что Таруса была укреплена. Она имела земляное укрепление, от которого к 1625 г. оставалась только «осыпь». В 1646 и 1647 гг. было сооружено новое укрепление. Остатки земляного вала можно разыскать и теперь. Тревожное течение жизни в Тарусе довело ее до обеднения: при сборе пятинных денег 142 г. (1634) «торговых людей» в Тарусе не оказалось, а в 1681 г. в ней было только 20 дв., с которых дани шло 16 руб. При Елизавете Петровне город был низведен на степень пригорода Московской губернии Серпуховского уезда. Из правительственных учреждений в ней была только одна ратуша; наказ в комиссию 1767 г. составлен тарусскими дворянами общий с серпуховскими. В 1776 г. Таруса была сделана уездным городом Калужской губ., и в герб ее дано изображение серебряного щита с голубой полосою сверху вниз; полоса показывает течение р. Тарусы. В описании Калужского наместничества (1785 г.) в городе указаны две церкви, одна из коих деревянная, 70 домов и 5 лавок; жителей 577 душ. И в настоящее время город незначителен. До проведения Сыз. — Вяз. ж. д. он лежал на пути довольно оживленного сообщения между Калугой и Москвой, что доставляло ему некоторые выгоды. Теперь Таруса лишилась передвижения пассажиров и товаров и в торгово-промышленном отношении не имеет значения. Слабость торговли объясняют близостью Алексина и Серпухова, которые мешают быть Тарусе самостоятельным торговым пунктом. Город раскинулся на возвышенном левом берегу Оки, в которую впадает слева Таруса[228].